На главную Поиск Контакты
АТМОСФЕРА ДЛЯ РОЖДЕНИЯ НОВЫХ ИДЕЙ

Рассылка
новости
публикации
УК рекомендует
анонс номера
 

№5, 2008
№5, 2008
05.06.2008
Для подписчиков
просмотров: 31
комментариев: 0

Первый философ Испании




Первый философ Испании |
Выдающиеся лидеры и мыслители, Лучшие практики
 | Управление компанией
Хосе Ортегу-и-Гассета принято называть первым и величайшим философом Испании. Таким он, по большому счету, и был. При этом никогда не вдавался в чисто научную полемику, как большинство его коллег. Его книги – не тяжеловесные труды, а скорее философские очерки, в которых затронуты проблемы современного мира и современного человека.




Стадность как явление

Всемирную известность Ортеге принесла книга «Восстание масс», увидевшая свет в 1930 году. Это, пожалуй, ключевая его работа. Его пессимистические пророчества упадка нередко сравнивали с предсказаниями Шпенглера, но сам Ортега говорил, что их подходы совершенно различны.
Явление, о котором пойдет речь, мы можем наблюдать и сегодня. С течением времени оно усугубляется, становится вроде бы более заметным. Хотя из-за своей привычности уже и не воспринимается нами как некая проблема. Итак, характерная черта современного мира, о которой говорит Ортега-и-Гассет, бросающаяся в глаза сегодня столь же явственно, как и 80 лет назад, – растущее столпотворение, стадность, всеобщая переполненность: «Города переполнены. Дома переполнены. Отели переполнены. Поезда переполнены. Кафе уже не вмещают посетителей. Улицы – прохожих. Приемные медицинских светил – больных. Театры, какими бы посредственными ни были спектакли, ломятся от публики. Пляжи не вмещают купальщиков. Становится проблемой то, что прежде не составляло труда, – найти место».
Дело, конечно, не столько в самом факте столпо­творения и переполненности (что, впрочем, раньше не было таким повседневным явлением, как теперь), сколько в природе массы, в ее, так сказать, качественной составляющей: «В сущности, чтобы ощутить массу как психологическую реальность, не требуется людских скопищ. По одному-единственному человеку можно определить, масса это или нет. Масса – всякий и каждый, кто ни в добре, ни в зле не мерит себя особой мерой, а ощущает таким же, «как и все», и не только не удручен, но и доволен собственной неотличимостью. Представим себе, что самый обычный человек, пытаясь мерить себя особой мерой – задаваясь вопросом, есть ли у него какое-то дарование, умение, достоинство, – убеждается, что нет никакого. Этот человек почувствует себя заурядностью, бездарностью, серостью. Но не массой».


Ясно, что описанный тип людей существовал всегда – тут ничего нового быть и не может. Но философ обращает внимание на то, что это серое большинство вследствие ряда причин стало играть вовсе не свой­ственную ему роль. «Люди, составляющие эти толпы, существовали и до них, но не были толпой. Рассеянные по миру маленькими группами или поодиночке, они жили, казалось, разбросанно и разобщенно. Внезапно они сгрудились, и вот мы повсеместно видим столпотворение. Повсеместно? Как бы не так! Не повсеместно, а в первом ряду, на лучших местах. Толпа, возникшая на авансцене общества, внезапно стала зримой. Теперь она вышла к рампе – и сегодня это главный персонаж. Солистов больше нет – один хор». «Особенность нашего времени в том и состоит, что заурядные души, не обманываясь насчет собственной заурядности, безбоязненно утверждают свое право на нее и навязывают ее всем и всюду. Масса сминает непохожее, недюжинное и лучшее. Мир обычно был неоднородным единством массы и независимых меньшинств. Сегодня весь мир стал массой».
Важно, что деление общества на массы и противопо­ставляемые им избранные меньшинства не совпадает ни с делением на социальные классы, ни с их иерархией. На самом деле внутри любого класса есть и массы, и меньшинства. «Нам еще предстоит убедиться, что плебейство и гнет массы даже в кругах, традиционно элитарных, – характерный признак нашего времени. Так, интеллектуальная жизнь, казалось бы, взыскательная к мысли, становится триумфальной дорогой псевдоинтеллигентов, не мыслящих, немыслимых и ни в каком виде неприемлемых. Избранные не те, кто кичливо ставит себя выше, а те, кто требует от себя больше, даже если требование к себе непосильно. И конечно, радикальнее всего – делить человечество на два класса: на тех, кто требует от себя многого и сам на себя взваливает тяготы и обязательства, и на тех, кто не требует от себя ничего и для кого жить – это плыть по течению, оставаясь таким, каков ни на есть, и не силясь перерасти себя».


Речь не о том, что массовый человек глуп. Напротив, сегодня его умственные способности и возможности шире, чем когда-либо. «Но это не идет ему впрок: на деле смутное ощущение своих возможностей только побуждает его закупориться и не пользоваться ими. Раз и навсегда освящает он ту мешанину прописных истин, несвязных мыслей и просто словесного мусора, которая скопилась в нем по воле случая, и навязывает ее везде и всюду, действуя по простоте душевной, а потому без страха и упрека».



Чтобы прочитать статью, Вам необходимо оформить подписку.
 
 

Последние статьи

Радио – очень эмоциональный бизнес, здесь всё на кончиках пальцев. И всё зависит от людей, от их драйва. Нельзя прийти в студию с ощущением «всё постыло». Как бы ты из себя оптимизм ни выдавливал, это чувствуется, это слышно.
Является ли аномалией в современном мире вера в сверхъестественное? Вот что думают об этом учёные.
Многие великие компании созданы тандемом выдающихся людей, взаимоотношения которых порой развивались непросто… Какой видит Пол Аллен свою роль в становлении Microsoft?
Несколько десятилетий идеи Айн Рэнд, воспевавшей абсолютную свободу и индивидуализм, будоражили умы целых поколений читателей. Её работы вновь оказались в центре внимания широкой читательской аудитории после 2008 года. Тогда в свете грянувшего кризиса в обществе стали активно обсуждать проблему несовершенства современного капитализма.
Один из сентябрьских дней. Разработчики Facebook и специалисты по социальным медиа собрались на f8 2011 – ежегодную спонтанно планируемую конференцию, ставшую чем-то вроде Мекки для всех молящихся на мегасеть. Для армии фанатов это мероприятие – одна из немногих возможностей наблюдать в режиме реального времени, как Марк Цукерберг, известный своим отвращением к публичному вниманию, делает основной доклад.
Хотя альтернативная энергетика сейчас весьма популярна, работать на этом рынке непросто. У датской компании Vestas, одного из крупнейших в мире производителей оборудования для ветроэлектростанций, подъёмы чередуются с кризисами, а колебания в объёме заказов зачастую носят непредсказуемый характер. Чтобы сохранить лидерство в такой нестабильной отрасли, нужно особое искусство.
Уходят ключевые сотрудники, гаснет изначальный энтузиазм, вместо проявлений творчества главенствует рутина – такими могут быть последствия неутомимого стремления компаний к эффективности. Почему же всё зачастую складывается именно так?
Тимур Сарбаев, консультант по стратегическому  и кризисному менеджменту tymur.sarbaiev@gmail.com
Компания успешна, открывает филиалы, растёт. Довольны и клиенты, и топ-менеджмент. Но однажды становится понятно, что ситуацию контролирует не генеральный директор, а руководители филиалов. Неизвестно, когда и как это случилось, но влиять на них уже невозможно. Теперь генеральный директор зависит от них, а не наоборот…
Чтобы понимать обстоятельства, в которых существует компания, и принимать стратегические решения, очень важен контекст. По сути, это набор условий, которые наполняют ситуацию определённым значением, содержанием. Это то, чем бизнес не может управлять, но что может и должен учитывать. О том, что такое контекст и как с ним работать, и пойдёт речь в этой статье.
Ваш логин

Пароль

Регистрация