На главную Поиск Контакты
АТМОСФЕРА ДЛЯ РОЖДЕНИЯ НОВЫХ ИДЕЙ

Рассылка
новости
публикации
УК рекомендует
анонс номера
 

№12, 2007
№12, 2007
26.12.2007
В открытом доступе
просмотров: 3087
комментариев: 7

Первый император

Персидский царь Кир Великий создал первую в мире многонациональную империю



Первый император |
Личная эффективность, Лучшие практики
 | Управление компанией
История знает немало случаев, когда энергичный и удачливый лидер небольшого государства, возникшего где-то на окраине цивилизованного мира, становился основателем огромной империи, покорив многие страны и народы. Пожалуй, самый успешный из когорты таких завоевателей – персидский царь Кир Великий, который даже для враждующих с ним греков был образцом идеального правителя.




В некотором царстве, в некотором государстве
Месопотамия – плодородная долина в бассейне рек Тигр и Евфрат – с IV тысячелетия до н.э. была родиной сменявших одна другую земледельческих цивилизаций. Культурный и государственный центр в Двуречье понемногу затягивал в свою орбиту ближних и дальних соседей. Так образовался обширный цивилизационный пояс, протянувшийся от Египта до Индии и от Кавказских гор и среднеазиатских пустынь до Аравии и Персидского залива. В этот пояс входило и государство Элам, занимавшее территорию, составляющую юго-запад нынешнего Ирана.
На рубеже II–I тысячелетий до н.э. оно даже всерьез претендовало на гегемонию в Двуречье, но в начале VI века Элама как государства уже не существовало. В этих краях обосновалось индоевропейское (арийское) племя персов, пришедшее сюда еще в IX–VIII веках до н.э. из земель, сегодня образующих северную часть Ирана. На правах вассалов персы входили в состав региональной сверхдержавы Мидии, объединявшей земли современного Ирана, северной Месопотамии, восточной части Малой Азии и Армянское нагорье.
Как и все крупные государства тех времен, Мидия была довольно рыхлой конфедерацией различных народов и племен. Попытка царя Астиага создать централизованную монархию и укрепить верховную власть путем репрессий вызвала противодействие со стороны местной аристократии. Вспыхнувшей гражданской войной воспользовались персы, вышедшие из повиновения родственным по крови мидянам и фактически возглавившие сопротивление политике Астиага. Во главе персов стоял их вождь Кир, который, по наиболее распространенной версии, приходился Астиагу, не имевшему сыновей, родным внуком.


О детстве и юности Кира у нас нет достоверных сведений. Даже Геродот, чья жизнь отдалена от эпохи основателя персидской державы меньше чем на столетие, приводит четыре различные легенды о его происхождении. По двум из них, Кир был сыном персидского царька Камбиса и дочери Астиага, которому предсказали, что внук погубит его царство. Младенца решили убить, но он каким-то чудом выжил – его то ли выкормила волчица (весьма распространенный сюжет, известный, например, как легенда о Ромуле и Реме), то ли спасли и вырастили пастухи. Согласно третьему варианту, Кир был сыном разбойника, перса по происхождению, поступившего на службу к Астиагу. Юный Кир стал воином мидийской армии, сделал карьеру, дослужился до крупного воинского чина, а потом возглавил восстание против Астиага, заручившись поддержкой своих соплеменников-персов. По этой версии, дочь Астиага была ему не матерью, а женой. Наконец, четвертая легенда называет Кира сыном персидского вождя, который пошел на службу к мидянам и за выдающиеся заслуги получил в жены царскую дочь, а затем повернул оружие против тестя.


Персидский царь Кир Великий в персидском платье, с ассирийскими крыльями и в египетской короне
Персидский царь Кир Великий в персидском платье, с ассирийскими крыльями и в египетской короне
Так или иначе, где-то в 553 году до н. э. персы, поддерживаемые частью мидийской знати, поднимаются на освободительную войну против Мидии. И здесь заканчиваются легенды и начинаются более или менее достоверные сведения, представленные Геродотом и другими древними авторами исторических хроник.
По их версии, полукочевые персы были вполне довольны своим положением и поначалу не собирались подниматься на борьбу с одной из наиболее могущественных держав того времени. При этом в персидском обществе сохранялись элементы военной демократии, так что вождь не мог приказать людям пойти на войну, а должен был убедить их в такой необходимости. Чтобы поднять в них воинственный дух, Кир провернул трюк, достойный любого современного политика-популиста. Однажды он повелел своим подданным расчистить от колючего кустарника большой участок земли, а после завершения работы последовало щедрое угощение. Когда пир закончился, вождь спросил у людей, что им больше нравится – тяжкий труд или пиры и веселье. Естественно, народ выбрал второе. Тогда Кир популярно объяснил, что богатство в этом мире нужно завоевывать, и призвал своих подданных восстать против ослабленной смутой Мидии, чтобы заслужить себе право на безбедную жизнь.


Жажда богатства оказалась не самым подходящим стимулом. Неопытное персидское ополчение, несмотря на переход на сторону восставших некоторых мидийских вельмож со своими дружинами, было разгромлено. Мидийская армия пришла добивать противника под стены персидской столицы. Тогда из города вышли жены и матери воинов-персов и обвинили их в трусости. Это подействовало. Желая смыть позор, персидские солдаты атаковали врага, и тот потерпел полное поражение. Мидийская знать стала массово переходить на сторону персов, и в 550 году до н.э. войско Кира вступило в столицу государства. Астиаг был пленен и выдан новому царю.
Дошедшие до нас источники не говорят, какую роль сыграл Кир в решающей битве. Однако с достаточной уверенностью можно сказать, что «женская демонстрация», которая воодушевила воинов и в конечном итоге привела к победе, была организована не без его участия. В дальнейшем Кир неоднократно проявлял себя как тонкий психолог, умеющий управлять массами, возбуждая в них нужные эмоции. Все документы свидетельствуют о его огромной популярности среди подданных. Древние историки, труды которых мы имеем возможность читать, утверждали, что он лично знал каждого ратника в своем многотысячном войске. И даже если это тоже легенда, то достаточно симптоматичная: Кир явно был харизматичным лидером и замечал мельчайшие детали на фоне гигантских батальных полотен.


Итак, в Мидии свершилось то, что уже не раз бывало в истории и многократно по­вторится впоследствии: популярный вождь, опирающийся на полуварварскую периферию, свергает законного монарха и садится на его трон. Обычно это приводит либо к продолжению междоусобиц, либо к абсолютной смене властной верхушки посредством физического уничтожения предыдущей. Но Кир действовал не совсем обычно. Прежде всего, новый царь не стал прибегать к ре­прессиям. Он сохранил жизнь даже пленному Астиагу, который, по одним источникам, остался жить при дворе, а по другим – был назначен наместником какой-то из провинций. Мидийская знать утратила первенство в пользу персидских вождей, но сохранила свои права и привилегии. Кир, принявший титул царя мидян и персов, не допускал никакой розни между подданными. При этом его родство с Астиагом придало новой династии некую легитимность.


В целом, смена власти в Мидии, ставшей Персией, прошла удивительно гладко, не вызвав ни восстаний, ни мятежей. Представляется, что Кир оказался, помимо всего прочего, и хорошим дипломатом, сумев­шим найти общий язык даже со своими бывшими противниками. Очевидно также, что после жестокого правления Астиага сравнительно мягкая политика Кира, который не ограничивал ничьих прав и всегда предпочитал милосердие изуверству и бессердечию, была поддержана всеми слоями населения. Наконец, большую роль, судя по всему, сыграла и притягательность личности правителя. В дальнейшей истории его завоеваний не однажды случалось, что противники, среди которых были крупные военачальники и вельможи, переходили на его сторону и затем верно служили ему. Кир был достаточно лоялен ко всем своим подданным и помощникам, доверял им, поручал вчерашним врагам ответственные задания, и ему тоже отвечали верностью и доверием.


Падение Вавилона
Воцарившись в Мидии, Кир немедленно занялся присоединением некогда отпавших от нее окраин и завоеванием небольших соседних стран на периферии. За два-три года границы государства на востоке отодвинулись до самой Индии, а на западе Персия стала непосредственно граничить с одной из ведущих стран региона – Лидией, занимавшей большую часть Малой Азии. При этом легкость завоеваний объяснялась, очевидно, не только мощью персидской армии, но и достаточно мягкими условиями, которые Кир предлагал побежденным. Все земли, присоединенные к зарождающейся персидской империи, сохраняли свое самоуправление, и даже наместниками Кир часто ставил аборигенов. Наконец, персидский царь предоставлял в распоряжение своих помощников крупные воинские формирования без опасения, что те перейдут на сторону противника или захотят основать собственные государства.


Империя Кира простиралась от Средиземного моря на западе до реки Инд на востоке 
Империя Кира простиралась от Средиземного моря на западе до реки Инд на востоке 
Практически мгновенное превращение обширной, но не слишком опасной Мидии в динамичную агрессивную Персию встревожило окрестных правителей. В 547 году до н. э. Лидия, Вавилон и Египет образовали «антиперсидскую коалицию», в составе которой позже оказалась и греческая Спарта. Лидийский царь Крез, воодушевленный поддержкой союзников, пересек с войском персидскую границу. Ему навстречу двинулась персидская армия.
Первая битва не принесла решительной победы ни одной из сторон, но Крезу пришлось вернуться на «зимние квартиры». Кир же, не дожидаясь, пока к лидийцам присоединятся остальные члены коалиции, перенес войну на территорию противника и благодаря ряду стремительных маневров застал лидийскую армию врасплох и запер ее в столице – городе Сарды (в окрестностях современного Измира в Турции). В генеральном сражении армия Лидии была разбита, причем Кир применил в бою нетрадиционный тактический прием – посадил лучников на верблюдов, которые напугали лошадей противника и сорвали атаку мощной лидийской конницы.


После взятия осажденного, но ожесточенно сопротивляющегося города и пленения Креза Лидия была присоединена к персидской империи. При этом Кир снова проявил милосердие к побежденным. Он пощадил Креза, даровав ему титул имперского вельможи, и не применил каких-либо репрессий по отношению к жителям Сард. Завоеванная Лидия стала равноправной провинцией Персидской империи, а ее жители – равноправными персидскими подданными.
Союзники Лидии, так и не успевшие ­прийти к ней на помощь, не решились на войну с персами, а Кир в течение следу­ющих шести лет занимался присоединением к империи греческих городов, расположенных на малоазиатском побережье, и обширных территорий в Средней Азии, вплоть до Аральского моря. О том, как развивались события в Малой Азии, нам известно благодаря сохранившимся трудам древнегреческих историков. О среднеазиатских походах Кира мы не знаем ничего, кроме названий завоеванных стран, однако, скорее всего, персидский царь действовал одинаково и на западе, и на востоке. Его стратегия, с одной стороны, предусматривала быстрые маневры мобильных конных армий, завершавшиеся разгромом захваченного врас­плох противника в одном сражении, с другой – обширные дипло­матические контакты и вхождение новых государств в империю на общих основаниях.


Затем наступил черед по­след­него соперника Персии на Ближнем Востоке – Вавилона. Он объединял в себе Месо­потамию, Сирию с Палестиной, север Аравийского полуострова и юг Малой Азии. Крупнейшие города в Двуречье были защищены не только мощными укреплениями, но и многочисленными ирригационными каналами, которые могли стать труднопрео­долимой преградой для любой армии. Правда, внутреннее положение Вавилона было далеко не блестящим. В этой стране, классической империи древности, завоеванные и присоединенные народы не имели фактически никаких прав и, естественно, не испытывали лояльности к центральному правительству. Царь Вавилона Набонид был в ссоре с влиятельной жреческой верхушкой, что отнюдь не укрепляло его трон. К тому же в самом начале военных действий на сторону персов перешел наместник одной из пограничных провинций. Впоследствии он, как и другие высокопоставленные перебежчики, верно служил Киру.


Во время войны с Вавилоном Кир вошел в анналы истории благодаря, казалось бы, совершенно бессмысленной операции. Когда при переправе через один из притоков Тигра утонула священная белая лошадь, он якобы повелел наказать реку. Его солдаты целое лето рыли каналы (по одним источникам – 180, по другим – 360), и по ним спустили воду из реки. Только затем войско продолжило поход.


О таких необычных работах упоминают многие источники, поэтому приходится при­знать: что-то подобное наверняка было. Вооб­ще, с легкой руки Кира вынесение наказаний природным силам вошло в практику персидских владык. Так, через полвека с небольшим персидский царь Ксеркс, который вел войну с союзом греческих городов-государств (об этом снят эффектный, но на редкость неудачный и абсолютно неадекватный фильм «300 спартанцев»), приказал высечь и заковать в оковы море, уничтожившее внезапным штормом его флот. Однако, как считают некоторые современные историки, Кир, занявшись спуском воды из реки, осушал таким образом территорию, ослабляя действие природного оружия вавилонян. Собственно, вавилонские источники прямо говорят, что Кир вошел в неприступный город благодаря тому, что осушил реку и двинул войска по обмелевшему руслу. Правда, другие древние историки утверждают, что Вавилон он занял без боя, разбив вражескую армию в полевом сражении и взяв ключевые крепости вавилонян.


Так или иначе, с Вавилоном было покончено в течение одной кампании. В 539 году до н. э. Кир вступил в город, где его встречали чуть ли не как освободителя. Остальные государственные провинции добровольно признали власть Персии. Престарелый царь Набонид остался жив и был отправлен в почетную ссылку – на пост наместника одной из провинций. Погиб только его наследник Валтасар, пытавшийся до последнего противостоять персам.


От моря до пустынь
Монумент на территории древней Персии, который, как предполагают, установлен на могиле Кира Великого
Монумент на территории древней Персии, который, как предполагают, установлен на могиле Кира Великого
В Вавилоне Кир также сделал все возможное, чтобы максимально безболезненно присоединить завоеванные территории к империи. Около года длился переходный период. В это время на вавилонском троне сидел вассальный царь (сын Кира Камбиз). И только в 538 году до н.э. состоялся священный обряд коронования Кира на царство. При этом персидская держава презентовалась как преемник и наследник Элама, который несколько столетий назад владел Вавилоном.
Кир, как и все персы, был верующим зороастрийцем, но к религиозным вопросам относился достаточно прагматично. В Вавилоне он признал местного бога Мардука, получив царство из его рук. Он повелел восстановить храмы, разрушенные вавилонянами, и вернуть изображения богов покоренных городов, свезенные ранее в Вавилон. В Персидской империи существовала полная свобода вероисповедания, не запрещались никакие местные культы, в том числе и ранее притесняемые.


Персидский царь удостоился даже хвалебного упоминания в Библии за то, что разрешил иудеям вернуться на старую родину (в Палестину) после полувекового «вавилонского плена», возродить город Иерусалим и восстановить разрушенный вавилонскими завоевателями Храм (был построен так называемый Второй Храм, во II веке н.э. уничтоженный римлянами, от которого осталась только Стена Плача). Помимо иудеев, на родину вернулись вынужденные изгнанники финикийцы, которые своим флотом и богат­ством могли оказать большую поддержку персидской державе.
Жрецы и знать Вавилона сохранили свое привилегированное положение и могли рассчитывать на карьеру в государственном аппарате. Кир создал децентрализованную систему управления, разделив свою державу на сатрапии, возглавляемые наместниками-сатрапами. Некоторые из них (в основном правители стран, добровольно присоединившихся к персидской империи) могли занимать этот пост наследственно, но большинство назначалось царем. Чтобы сатрапы не могли прочно обосноваться на вверенных им территориях, время от времени их переводили в другие провинции. Окончательно эта система была выстроена уже после Кира.


Впрочем, уникальность государства Кира заключалась не в административно-территориальном делении. Основатель персидского царства создал первую в мире империю – единое экономическое и юридическое пространство, в котором существовало реальное равноправие проживавших там народов. На огромной территории воцарились мир и порядок, благодаря которым расцвела торговля. Персия превратилась в самое сильное и богатое государство во всем регионе.
Самому же Киру не было суждено долго наслаждаться миром. В 530 году до н.э. престарелый царь возглавил войско, сражавшееся в Средней Азии со скифами. В одной из стычек на берегу Сырдарьи он попал вместе со своими телохранителями в ловушку и был убит. Тело Кира выкупил у скифов его сын и наследник Камбиз. Похоронили великого правителя в Пасагардах, в скромной гробнице, без варварской восточной пышности.


Смерть Кира не привела к развалу созданной им империи. Камбиз оказался хорошим полководцем и продолжил дело отца, покорив в 525 году до н. э. Египет. Но испытания властью он не выдержал и превратился в тирана. После его смерти и последовавшей за ней гражданской войны персидский трон захватил дальний родственник Кира Дарий I, который возродил империю и усовершен­ствовал созданный Киром механизм управления государством. Оно просуществовало еще около 200 лет – до завоевания Александром Македонским в IV веке до н.э.
Историю, как известно, пишут победители. Персию Ахменидов мы знаем в основном по творениям ее врагов-греков, которые не пожалели черной краски, чтобы представить своего соперника (к слову, более сильного и могущественного) типичным примитивным азиатским деспотом, жирующим на крови покоренных народов. Однако эта картина не совсем точна. Персия, созданная Киром, бесспорно, была державой восточного типа, в которой главная роль принадлежала государству, ведущему патерналистскую политику по отношению к своим подданным. Тем не менее она смогла впервые в истории объединить в рамках одной страны все цивилизации Ближнего и Среднего Востока, предложив им достаточно привлекательные условия – внутренний мир, веротерпимость, развитие экономики и торговли. Даже греки признавали незаурядность Кира, основателя этого государства, называя его Великим и уважая за государственную мудрость и великодушие.


Более двух с половиной тысячелетий отделяют нас от времен Кира Великого и его соратников по строительству империи. На земле, где некогда существовало его государство, сменилось немало стран – империя Александра Македонского и государство Селевкидов, Парфия и Арабский Халифат, орда Ильханов и империя Тимура… Сегодня она носит название Иран. Однако и старое имя – Персия – не забыто.


Оценить статью
 
Виталий
27.12.2007, 10:53
Статья очень интересная, полезная и, лично для меня, разрушила штамп «злого персидского царя, который обижает добрых греков». Но такая категорическая, и в тоже время мимоходом данная оценка фильму «300 спартанцев», огорчает. Так нельзя. Издание не о кино и ты не кинокритик. Резкие суждения о результатах чужого творчества, как минимум, не тактичны.


Сергей
03.03.2009, 01:01
Хорошая статья. Интересная. Читать легко. Пи.Си. Касательно фильма "300 спартанцев" - полностью поддерживаю оценку автора.


виктор.
13.08.2015, 06:59
Статья мне очень понравилась. Согласен с тем, что она разрушает стериотипы сложившиеся за долгое время преподования истории. На счет оценки автором фильма согласен полностью.


виктор.
13.08.2015, 07:00
Статья мне очень понравилась. Согласен с тем, что она разрушает стериотипы сложившиеся за долгое время преподования истории. На счет оценки автором фильма согласен полностью.


виктор.
13.08.2015, 07:00
Статья мне очень понравилась. Согласен с тем, что она разрушает стериотипы сложившиеся за долгое время преподования истории. На счет оценки автором фильма согласен полностью.


виктор.
13.08.2015, 07:02
Статья мне очень понравилась. Согласен с тем, что она разрушает стериотипы сложившиеся за долгое время преподования истории. На счет оценки автором фильма согласен полностью.


виктор.
13.08.2015, 07:02
Статья мне очень понравилась. Согласен с тем, что она разрушает стериотипы сложившиеся за долгое время преподования истории. На счет оценки автором фильма согласен полностью.


 
Оставить комментарий
Имя:
Комментарий:

Последние статьи

Радио – очень эмоциональный бизнес, здесь всё на кончиках пальцев. И всё зависит от людей, от их драйва. Нельзя прийти в студию с ощущением «всё постыло». Как бы ты из себя оптимизм ни выдавливал, это чувствуется, это слышно.
Является ли аномалией в современном мире вера в сверхъестественное? Вот что думают об этом учёные.
Многие великие компании созданы тандемом выдающихся людей, взаимоотношения которых порой развивались непросто… Какой видит Пол Аллен свою роль в становлении Microsoft?
Несколько десятилетий идеи Айн Рэнд, воспевавшей абсолютную свободу и индивидуализм, будоражили умы целых поколений читателей. Её работы вновь оказались в центре внимания широкой читательской аудитории после 2008 года. Тогда в свете грянувшего кризиса в обществе стали активно обсуждать проблему несовершенства современного капитализма.
Один из сентябрьских дней. Разработчики Facebook и специалисты по социальным медиа собрались на f8 2011 – ежегодную спонтанно планируемую конференцию, ставшую чем-то вроде Мекки для всех молящихся на мегасеть. Для армии фанатов это мероприятие – одна из немногих возможностей наблюдать в режиме реального времени, как Марк Цукерберг, известный своим отвращением к публичному вниманию, делает основной доклад.
Хотя альтернативная энергетика сейчас весьма популярна, работать на этом рынке непросто. У датской компании Vestas, одного из крупнейших в мире производителей оборудования для ветроэлектростанций, подъёмы чередуются с кризисами, а колебания в объёме заказов зачастую носят непредсказуемый характер. Чтобы сохранить лидерство в такой нестабильной отрасли, нужно особое искусство.
Уходят ключевые сотрудники, гаснет изначальный энтузиазм, вместо проявлений творчества главенствует рутина – такими могут быть последствия неутомимого стремления компаний к эффективности. Почему же всё зачастую складывается именно так?
Тимур Сарбаев, консультант по стратегическому  и кризисному менеджменту tymur.sarbaiev@gmail.com
Компания успешна, открывает филиалы, растёт. Довольны и клиенты, и топ-менеджмент. Но однажды становится понятно, что ситуацию контролирует не генеральный директор, а руководители филиалов. Неизвестно, когда и как это случилось, но влиять на них уже невозможно. Теперь генеральный директор зависит от них, а не наоборот…
Чтобы понимать обстоятельства, в которых существует компания, и принимать стратегические решения, очень важен контекст. По сути, это набор условий, которые наполняют ситуацию определённым значением, содержанием. Это то, чем бизнес не может управлять, но что может и должен учитывать. О том, что такое контекст и как с ним работать, и пойдёт речь в этой статье.
Ваш логин

Пароль

Регистрация