На главную Поиск Контакты
АТМОСФЕРА ДЛЯ РОЖДЕНИЯ НОВЫХ ИДЕЙ

Рассылка
новости
публикации
УК рекомендует
анонс номера
 

№7, 2005
№7, 2005
27.07.2005
Для подписчиков
просмотров: 12
комментариев: 0

Царь-охранитель



Странно все-таки устроена историческая память: все больше кровавые диктаторы оседают в ней да полные неудачники. Примеры — под рукой. Петр I, не выигравший ни одной военной кампании, толком не завершивший ни одной реформы, потерявший многое из оставленного России его отцом, привычно именуется Великим. По тому же разряду проходит мужеубийца Екатерина II, прозевавшая пугачевщину, но уж гайки крепостного права затянувшая так, что только четвертому после нее императору удалось его отменить. Двоим из четверых (Павлу и Александру II) это стоило жизни, а Николай I за прошедшие 150 лет оболган до полной неузнаваемости и превращен в символ тупой реакционности.




Очень долго возобладало мнение, что революция — хорошо, а эволюция — плохо. Но вот по количеству военных побед, территориальных расширений, медленных, но удачных реформ предельно консервативное тридцатилетнее царствование Николая Павловича Романова, пожалуй, не имеет аналогов в российской истории.

«…По росту, осанке и выражению лица он казался владыкой мира…»

Из воспоминаний современника: «Император Николай Павлович был высокого роста, сухощав, грудь имел широкую, руки несколько длинные, лицо продолговатое, чистое, лоб открытый, нос римский, рот умеренный, взгляд быстрый, голос звонкий, подходящий к тенору, но говорил несколько скороговоркой. Вообще он был очень строен и ловок. В движениях не было заметно ни надменной важности, ни ветреной торопливости, но видна была какая-то неподдельная строгость. Свежесть лица и все в нем выказывало железное здоровье и служило доказательством, что юность не была изнежена и жизнь сопровождалась трезвостью и умеренностью».
Царствование Николая Романова длилось тридцать лет и для подавляющего большинства подданных Российской империи было тихим и спокойным. Это стало возможным во многом благодаря тому, что у царя с самого начала был единый план царствования, и был он консервативным, охранительным. Удивительным этот период был в своей последовательности воплощения замысла императора — в российской истории совсем немного найдется примеров такой приверженности одному курсу. И такой результативности, между прочим.
Константин, который должен был наследовать Александра I, страшился власти, а вот у Николая вкус к ней был в крови и проявлялся уже в детстве. Во всяком случае, царствование ему прочили едва ли не с 12 лет, причиной чему были не по годам твердый характер и властолюбие. А теперь вспомним, что Николай Павлович никем никогда к работе императора не готовился: хотя Александр I еще в 1819 году сказал младшему брату, что он преемник, повторял это позже неоднократно, но даже не назначил его членом Государственного совета, и будущий царь служил, как заурядный генерал. Впоследствии, правда, ему поручили заведовать инженерной частью, но эти обязанности не имели, конечно же, прямого отношения к управлению страной.
«Все мое знакомство со светом, — писал Николай Павлович, — ограничивалось ожиданием в передних или секретарской комнате, где, подобно бирже, собирались ежедневно в десять часов все генерал-адъютанты, флигель-адъютанты, гвардейские и приезжие генералы и другие знатные лица, имевшие доступ к государю...»


Чтобы прочитать статью, Вам необходимо оформить подписку.
 
 

Последние статьи

Радио – очень эмоциональный бизнес, здесь всё на кончиках пальцев. И всё зависит от людей, от их драйва. Нельзя прийти в студию с ощущением «всё постыло». Как бы ты из себя оптимизм ни выдавливал, это чувствуется, это слышно.
Является ли аномалией в современном мире вера в сверхъестественное? Вот что думают об этом учёные.
Многие великие компании созданы тандемом выдающихся людей, взаимоотношения которых порой развивались непросто… Какой видит Пол Аллен свою роль в становлении Microsoft?
Несколько десятилетий идеи Айн Рэнд, воспевавшей абсолютную свободу и индивидуализм, будоражили умы целых поколений читателей. Её работы вновь оказались в центре внимания широкой читательской аудитории после 2008 года. Тогда в свете грянувшего кризиса в обществе стали активно обсуждать проблему несовершенства современного капитализма.
Один из сентябрьских дней. Разработчики Facebook и специалисты по социальным медиа собрались на f8 2011 – ежегодную спонтанно планируемую конференцию, ставшую чем-то вроде Мекки для всех молящихся на мегасеть. Для армии фанатов это мероприятие – одна из немногих возможностей наблюдать в режиме реального времени, как Марк Цукерберг, известный своим отвращением к публичному вниманию, делает основной доклад.
Хотя альтернативная энергетика сейчас весьма популярна, работать на этом рынке непросто. У датской компании Vestas, одного из крупнейших в мире производителей оборудования для ветроэлектростанций, подъёмы чередуются с кризисами, а колебания в объёме заказов зачастую носят непредсказуемый характер. Чтобы сохранить лидерство в такой нестабильной отрасли, нужно особое искусство.
Уходят ключевые сотрудники, гаснет изначальный энтузиазм, вместо проявлений творчества главенствует рутина – такими могут быть последствия неутомимого стремления компаний к эффективности. Почему же всё зачастую складывается именно так?
Тимур Сарбаев, консультант по стратегическому  и кризисному менеджменту tymur.sarbaiev@gmail.com
Компания успешна, открывает филиалы, растёт. Довольны и клиенты, и топ-менеджмент. Но однажды становится понятно, что ситуацию контролирует не генеральный директор, а руководители филиалов. Неизвестно, когда и как это случилось, но влиять на них уже невозможно. Теперь генеральный директор зависит от них, а не наоборот…
Чтобы понимать обстоятельства, в которых существует компания, и принимать стратегические решения, очень важен контекст. По сути, это набор условий, которые наполняют ситуацию определённым значением, содержанием. Это то, чем бизнес не может управлять, но что может и должен учитывать. О том, что такое контекст и как с ним работать, и пойдёт речь в этой статье.
Ваш логин

Пароль

Регистрация