На главную Поиск Контакты
АТМОСФЕРА ДЛЯ РОЖДЕНИЯ НОВЫХ ИДЕЙ

Рассылка
новости
публикации
УК рекомендует
анонс номера
 

№1, 2005
№1, 2005
04.02.2005
В открытом доступе
просмотров: 8727
комментариев: 3

Веревочный курс



Веревочный курс меньше всего похож на тренинг в традиционном представлении: никаких аудиторий и офисных костюмов, доску и маркер заменяют веревки, закрепленные на деревьях или скалах, и специальное снаряжение. Участникам такой программы приходится с помощью этих веревок передвигаться, взбираться на деревья, бегать по пересеченной местности — словом, проявлять чудеса изобретательности, преодолевая искусственно созданные препятствия. 




Тренинговые компании утверждают, что посредством таких упражнений из группы сотрудников формируется успешная команда, способная впоследствии справиться с любыми проблемами. Что на самом деле движет руководителями, которые покупают такие услуги для своих подчиненных? И можно ли вообще делать какие-то выводы, наблюдая за поведением участников деловых игр, в частности веревочных курсов?

ТИМБИЛДИНГ С ПОМОЩЬЮ ВЕРЕВОК

Веревочный курс действительно можно рассматривать как тренинг по развитию навыков командной работы, (особенно этому способствуют так называемые «низкие упражнения» — относительно простые задания, которые, однако, выполнимы только силами всей команды: она сообща вырабатывает стратегию и тактику решения задачи с учетом индивидуальных способностей каждого участника). В то же время вряд ли его можно назвать инструментом создания команды — это, скорее, способ ее сплочения.

По словам Виктории Соловей, генерального директора тренингового агентства «Бон-проект», веревочный курс — это только один из методов объединения людей, он действительно помогает укрепить команду, но команду уже сформировавшуюся. Веревочный курс своевременен и выполняет свои задачи тогда, когда у сотрудников уже есть опыт совместной работы, когда они объединены какой-то идеей, производственной задачей. Если говорить образно, то веревочный курс — это «смазочное масло» для такого сложного механизма как команда. Если механизм уже запущен и все его части работают исправно, согласно своим функциям, то это масло только улучшит его работу. Если же механизм (команда) не работает (то есть налицо повседневные противоречия), что-то в нем неисправно и несовершенно, то «смазка» не поможет…».

Так что подобно любому другому тренингу веревочный курс можно рассматривать как составляющую общей программы развития команды. Например, директор компании «Эко Тур» (организация тренингов командного взаимодействия и веревочных курсов) Дмитрий Савинов считает, что подобные занятия можно использовать как одно из средств повышения эффективности командного взаимодействия: «На тренинге сотрудники выполняют вместе определенные упражнения. А потом обсуждают, как при этом они взаимодействовали, что помогло достичь успеха... В любой момент времени компания может столкнуться с задачей, решение которой требует совместного поиска. И успех здесь во многом зависит от осознания того, что эффективное сотрудничество в коллективе возможно — доказательством этому являются опыт и результаты, достигнутые на тренинге».

Тимбилдинговые мероприятия, в том числе и веревочные тренинги, могут быть полезными также при подготовке компании к процессу изменений. Когда коллектив работает в привычных условиях и работает хорошо, слаженно, он может даже и не подозревать о том, какие проблемы ему придется решать, когда изменения окажутся неотвратимыми. Скажем, критические условия могут спровоцировать непонимание между членами команды. «Часто в такой ситуации возникает ступор. Его, как правило, называют «монстром перемен», и он ждет всех. Когда назревает необходимость перемен, «монстр» начинает управлять карнавалом, — говорит президент Киевской ассоциации практикующих психологов и психотерапевтов Вячеслав Казмиренко. — Принять единое, совместное решение в таких условиях очень трудно. В этом случае именно тренинг поможет команде прийти к общему видению, к общей стратегии изменений, и, если это связано с кризисом, найти выход из него».

КОНФЛИКТОЛОГИЯ НА СВЕЖЕМ ВОЗДУХЕ

В целом же успех команды закладывается в процессе ее создания. Именно ошибки, совершенные на этом этапе (например, набор специалистов для выполнения конкретной задачи без анализа того, смогут ли они взаимодействовать и заменять друг друга, совместимы ли они, общие ли у них ценности, совпадают ли их побудительные мотивы и т.д.), руководители пытаются впоследствии исправить при помощи веревочных (или других экстремальных) тренингов.


Руководитель, который считает, что при помощи веревочного курса разрешатся назревшие в коллективе конфликты, скорее всего, пытается уйти от реальных проблем. Искусственно созданные игровые условия (в данном случае — веревочный курс) не помогут устранить застаревшие конфликты. «Действительно, когда сотрудников вывезут на природу, да еще за деньги босса, найдется немало таких, которые с охотой будут выполнять упражнения, помогать друг другу. Ведь программа рассчитана на то, что без участия всей команды препятствий не преодолеть. Даже если в одной команде окажутся люди, конфликтующие на работе, вряд ли на тренинге они не захотят подать друг другу руку. Но их мнения, а главное, претензии к уровню профессионализма коллеги, по-видимому, от этого не изменятся», — говорит Виктория Соловей.


Иногда в ходе таких занятий срабатывает обратный эффект: выявляются скрытые противоречия между сотрудниками. «Если на веревочном курсе кто-то отказывается от упражнений, его могут тут же записать в разряд «некомандных игроков», а это значит, что внутри группы уже были предпосылки для подобного шага, раз участника сразу поместили в «кокон», свитый, скорее всего, из предвзятого отношения», — считает Вячеслав Казмиренко.
Виктория Соловей, генеральный директор тренингового агентства «Бон-проект»
Виктория Соловей, генеральный директор тренингового агентства «Бон-проект»
Кроме того, поведение тех или иных членов группы на тренинге может указать на слабые места в избранной руководством стратегии управления коллективом, которая будет давать сбой всякий раз, когда команда попадет в нестандартные условия.


Ярослава Бутенко, управляющий партнер «Компании Корпоративных Тренингов» (СТС), приводит в качестве примера упражнение «низкое бревно». Задание считается выполненным, если все участники в полном молчании перейдут из пункта А в пункт Б через бревно, подвешенное на тросах на высоте один-полтора метра над землей. На выработку плана действий дается время, причем команда сама устанавливает сроки принятия окончательного решения. Например, она считает, что стратегию перехода можно выработать за 15 минут — пробуются разные способы прохождения препятствия, но решение о том, какой из них считать оптимальным, не следует. Команда берет дополнительное время, и снова безрезультатно. По выводам Ярославы Бутенко, главная ошибка заключалась в том, что команда ориентировалась на своего формального лидера — начальника.

Руководитель же счел для себя наиболее подходящей роль наблюдателя — он и в бизнесе руководил так, чтобы не мешать профессионалам работать. В офисе подобный стиль давал хорошие результаты, однако в этой ситуации осторожность и невмешательство привели к тому, что команда очень долго принимала решение.

ПРОЙТИ ПО ВЕРЕВКЕ В ЛАГЕРЬ ЛИДЕРОВ…

Довольно часто веревочные курсы представляются заказчикам как тренинги для выявления лидеров. Такие выводы в первую очередь основываются на том, что веревочный курс предполагает экстремальные условия, в которых люди ведут себя иначе, чем обычно. Например, Ярослава Бутенко считает, что в ситуации, когда нужно быстро принимать решение или переходить от обсуждения к непосредственной реализации выработанных шагов, у людей действительно проявляются лидерские качества, а это значит, что рождаются новые командные лидеры.


«В экстремальных условиях, как правило, открывается истинное лицо человека: надежен он или нет, склонен или не склонен к риску, присущи ли ему такие качества как приверженность компании, понимание, способен ли он на бескорыстную помощь или, наоборот, эгоцентричен, — считает Вячеслав Казмиренко. — Однако все это верно лишь тогда, когда в тренинге смоделирована в самом деле очень сложная ситуация, которая имеет отношение к реальной жизни этих людей. Когда это не просто игра-забава с формальным выполнением каких-то упражнений. Тогда эти тренинги дают возможность человеку увидеть других, и что самое важное — себя глазами других людей таким, каким он есть на самом деле».


Дмитрий Савинов, директор компании «Эко Тур»
Дмитрий Савинов, директор компании «Эко Тур»
В то же время веревочные курсы если и можно назвать экстремальными, то только в смысле непривычности обстановки, в которой они проводятся. Их участники всегда знают, что у них есть страховка, к тому же они в любой момент могут отказаться от того или иного испытания. Другими словами, участники всегда ощущают, что трудности на подобных тренингах созданы специально.


Поэтому руководитель, желающий выявить способных, инициативных людей, с тем чтобы более эффективно использовать их лидерские качества на работе, рискует попасть в ловушку неадекватности оценок. Условия, создаваемые на веревочном курсе, могут оказаться недостаточно сильным «проявителем» скрытых качеств. Да и сами организаторы подтверждают, что назвать веревочные курсы экстремальными можно с большой натяжкой. «Все наши упражнения построены так, что их может пройти даже человек с больной ногой. В анкетах многие пишут, что хотели бы чего-нибудь более экстремального», — говорит Дмитрий Савинов.


Заметим, что качества, которые могут проявиться у сотрудника на тренинге, не всегда будут востребованы на рабочем месте. «В веревочном курсе мерой профессионализма и лидерства, в отличие от деловой/производственной жизни, является ловкость, сила, физическая подготовка, — говорит Виктория Соловей. — Тот, кто способен ловко взобраться на высоту или пройти по канату, не всегда готов в деловой жизни с такой же отвагой принимать неординарные/смелые управленческие решения (о менеджерах) или выполнять профессиональные задачи и процедуры (о рядовых сотрудниках). Здесь идет проверка других качеств. И требования к лидерам в веревочном курсе и к формальным лидерам в компании не всегда совпадают».


Вячеслав Казмиренко, президент Киевской ассоциации практикующих психологов и психотерапевтов
Вячеслав Казмиренко, президент Киевской ассоциации практикующих психологов и психотерапевтов
Тем не менее руководители довольно часто желают видеть в качестве отчета по проведенному мероприятию характеристику каждого члена команды. А такие выводы (в частности, о том, что же на самом деле происходит внутри группы), может делать только профессиональный психолог. «На Западе каждый, кто садится за написание характеристики, имеет сертификат, подтверждающий его право делать психодиагностические заключения. Один имеет право делать заключение по личности, второй — по интеллекту, третий — по психопатологическим отклонениям и т.д., — говорит Вячеслав Казмиренко. — Более того, если психодиагностический вывод сделан профессионально, он никогда не содержит прямых оценок, а всегда представляется в виде рекомендаций на предмет того, где лучше человек может себя проявить, в какой роли, в каких ротациях, в каких направлениях совершенствовать его деятельность и т.п. Но никогда в виде «клейма»: такой-то может или не может быть лидером, годен или не годен для определенной должности».


Поэтому тренинговые компании чаще всего ограничиваются общими оценками деятельности команды. «Тренинг — это не центр оценки, — говорит Ярослава Бутенко. — Оценивать после тренинга каждого человека, на мой взгляд, было бы ошибкой. Можно характеризовать только команду в целом. Например, сделать выводы о динамике развития в ходе тренинга отношений в группе: какой был настрой на старте, какой — в конце, как взаимодействовали участники, какие были проблемы, каковы причины их возникновения, а также дать рекомендации по развитию навыков устранения проблем и принятия решений».

А НА ЧТО ТЫ ГОТОВ РАДИ КОМПАНИИ?

Впрочем, некоторые руководители предпочитают делать собственные выводы, основываясь на ошибочном предположении, что веревочный курс — это своего рода лакмусовая бумажка для выявления целого спектра личностных качеств тех, кто в нем участвует. Другие пытаются во что бы то ни стало таким способом выяснить, на кого в компании можно положиться. Тогда они заказывают тренинг как некое испытание для сотрудников под девизом «А на что ты готов ради компании?». Сергей Шеремет, коммерческий директор компании Outex (организация веревочных курсов), рассказывает о заказчике, который хотел с помощью веревочного тренинга определить, насколько преданы топ-менеджеры своей компании: «Некая организация собиралась сделать очередной рывок на рынке.

Веревочный курс был призван дать ответ на вопрос, готовы ли сотрудники жертвовать и рисковать ради достижения общих целей или покинут компанию, как только столкнутся с трудностями. Для большего эффекта руководитель даже специально не предупредил, что их ожидает на таком тренинге, посчитав, что если сотрудник в лаковых туфлях будет лазать по веревкам, то ради своей компании он готов на все. Однако, я убежден, это не классический веревочный курс, а, скорее всего, «веревочные джунгли», когда, пусть и жестко, но нужно показать человеку, что его действия и поступки важны и влияют на окружающих». Между тем не предупредить человека об особенностях тренинга — значит отнестись к нему с неуважением (трудно себе представить, как это вообще может сочетаться с декларируемым предназначением веревочных курсов — «показать человеку, что его действия и поступки важны и влияют на окружающих»).


Ярослава Бутенко, управляющий партнер «Компании Корпоративных Тренингов» (СТС)
Ярослава Бутенко, управляющий партнер «Компании Корпоративных Тренингов» (СТС)
«Определенная подготовка к такому тренингу должна быть, — считает Ярослава Бутенко. — По крайней мере люди должны знать, куда они едут, что от них там будет требоваться и как можно себя подготовить (в плане каких-то вещей, одежды, физических возможностей и т.д.). Руководство должно также объяснить подчиненным, какую цель оно преследует, заказывая подобный тренинг. От того, как предстоящее мероприятие преподнесут участникам (как полноценный тренинг или как забава в рамках корпоративного отдыха), будут зависеть и их настрой, и отношение к происходящему».


Вообще говоря, попытка с помощью веревочных курсов найти подтверждение своим подозрениям о «слабом звене» в команде напоминает ситуацию, когда руководитель не может наладить работу в компании, но винит в этом других людей, а тренинг использует как подтверждение тому, что их надо уволить. «Так, например, в одной компании заказчик с помощью веревочного курса пытался выяснить, с чем связана плохая работа региональных представительств — с экономическими проблемами в данном регионе или с недобросовестностью их руководителей, — рассказывает Сергей Шеремет. — На веревочных тренингах случается, что люди просто отказываются делать упражнения, бойкотируют их. Например, человек верит только в свои силы и говорит, что залезть на трехметровую стену невозможно (упуская из виду, что упражнение это командное). Понаблюдав за такими проявлениями, региональный менеджер сделал вывод, что люди, отказавшиеся участвовать в каких бы то ни было командных упражнениях (некоторые, по крайней мере, остаются с командой, участвуя во всех обсуждениях, разрабатывая стратегию), не могут возглавлять работу в регионах».


Сергей Шеремет, коммерческий директор компании Outex
Сергей Шеремет, коммерческий директор компании Outex
Впрочем, независимо от того, насколько профессионально будет организован веревочный тренинг, его результаты ни в коем случае не стоит абсолютизировать, так как не каждый сотрудник способен в таких условиях проявить себя лучшим образом, да и проявления эти под силу оценить только профессиональным психологам. Руководители же, пытающиеся принимать решения о кадровых перестановках на основе впечатлений от тренинга, в лучшем случае рискуют показать себя непрофессионалами, в худшем — совершить непоправимую ошибку.

СПРАВКА

Первоначально веревочный курс (Ropes Course) разрабатывался как программа психологической и физической реабилитации участников войны во Вьетнаме. Упражнения были построены таким образом, чтобы помочь людям, чувствующим себя опустошенными и одинокими, ощутить свою значимость и востребованность, поверить в собственные силы и в то, что их опыт, приобретенный в условиях такого форс-мажора, может оказаться просто неоценимым в других ситуациях; чтобы подчеркнуть, что они в некоторой степени ответственны за безопасность людей, плечом к плечу с ними выполняющих поставленные задачи.


В то же время в западных странах, преимущественно в США, управленцы все чаще приходили к заключению, что традиционный индивидуализм и нежелание налаживать отношения с другими людьми в процессе совместной работы не лучшим образом сказываются на имидже и производительности компании. Отсюда и повальная увлеченность экспериментами по формированию команд и командному взаимодействию, что дало начало целому направлению бизнес-тренингов. Классический веревочный курс как нельзя лучше подходил на роль инструмента сплочения людей, поэтому, будучи адаптированным к бизнес-среде, с середины 1980-х начал обретать популярность.


Оценить статью
 
Shiftek
28.04.2008, 17:51
Всё правильно, так и надо продолжать в том же пути... Верёвочный курс - Forever.


Eugen
18.07.2008, 14:46
У нас завтра будет. В понедельник поделюсь мнением. А пока эта статья напрочь убивает желание участвовать в этом бойскаутском утреннике, по которому могут оценить мою полезность для компании. Эдак мы дойдем до найма в команду компании вежливых даунов вместо профессионалов. Лица на фото в статье совсем убили оптимизм. Если это люди, прошедшие веревочный тренинг... то я в шоке.


Lola
16.03.2009, 21:43
Eugen, по фотографиям людей не судят. А Веревочный курс действительно ооочень стоящая вещь. Вчера у нас были веревки и действительно команда сплотилась и выробатолось доверие к каждому участнику. Все как и описано - и лидеры проявились к которым потом стали прислушиваться и просто сдружились еще больше. Веревки - это Бомба!!!!


 
Оставить комментарий
Имя:
Комментарий:

Последние статьи

Радио – очень эмоциональный бизнес, здесь всё на кончиках пальцев. И всё зависит от людей, от их драйва. Нельзя прийти в студию с ощущением «всё постыло». Как бы ты из себя оптимизм ни выдавливал, это чувствуется, это слышно.
Является ли аномалией в современном мире вера в сверхъестественное? Вот что думают об этом учёные.
Многие великие компании созданы тандемом выдающихся людей, взаимоотношения которых порой развивались непросто… Какой видит Пол Аллен свою роль в становлении Microsoft?
Несколько десятилетий идеи Айн Рэнд, воспевавшей абсолютную свободу и индивидуализм, будоражили умы целых поколений читателей. Её работы вновь оказались в центре внимания широкой читательской аудитории после 2008 года. Тогда в свете грянувшего кризиса в обществе стали активно обсуждать проблему несовершенства современного капитализма.
Один из сентябрьских дней. Разработчики Facebook и специалисты по социальным медиа собрались на f8 2011 – ежегодную спонтанно планируемую конференцию, ставшую чем-то вроде Мекки для всех молящихся на мегасеть. Для армии фанатов это мероприятие – одна из немногих возможностей наблюдать в режиме реального времени, как Марк Цукерберг, известный своим отвращением к публичному вниманию, делает основной доклад.
Хотя альтернативная энергетика сейчас весьма популярна, работать на этом рынке непросто. У датской компании Vestas, одного из крупнейших в мире производителей оборудования для ветроэлектростанций, подъёмы чередуются с кризисами, а колебания в объёме заказов зачастую носят непредсказуемый характер. Чтобы сохранить лидерство в такой нестабильной отрасли, нужно особое искусство.
Уходят ключевые сотрудники, гаснет изначальный энтузиазм, вместо проявлений творчества главенствует рутина – такими могут быть последствия неутомимого стремления компаний к эффективности. Почему же всё зачастую складывается именно так?
Тимур Сарбаев, консультант по стратегическому  и кризисному менеджменту tymur.sarbaiev@gmail.com
Компания успешна, открывает филиалы, растёт. Довольны и клиенты, и топ-менеджмент. Но однажды становится понятно, что ситуацию контролирует не генеральный директор, а руководители филиалов. Неизвестно, когда и как это случилось, но влиять на них уже невозможно. Теперь генеральный директор зависит от них, а не наоборот…
Чтобы понимать обстоятельства, в которых существует компания, и принимать стратегические решения, очень важен контекст. По сути, это набор условий, которые наполняют ситуацию определённым значением, содержанием. Это то, чем бизнес не может управлять, но что может и должен учитывать. О том, что такое контекст и как с ним работать, и пойдёт речь в этой статье.
Ваш логин

Пароль

Регистрация