На главную Поиск Контакты
АТМОСФЕРА ДЛЯ РОЖДЕНИЯ НОВЫХ ИДЕЙ

Рассылка
новости
публикации
УК рекомендует
анонс номера
 

Публикации
28.12.2006
просмотров: 2417
комментариев: 0

Слияния и поглощения: способы установления контроля за акциями







Наверняка любой владелец ценных бумаг хоть раз задумывался над тем, что он не может в полной мере быть спокойным за сохранность принадлежащих ему акций. Действительно, подавляющее большинство акций российских эмитентов являются бездокументарными, то есть не имеющими своего отражения в материальном мире.



Сведения об их владельцах хранятся в форме записи в специальных компьютерных программах, а еще реже (когда наличие небольшого количества акционеров позволяет вести реестр акционеров акционерному обществу самостоятельно) на бумажных носителях. Таким образом, собственник не имеет круглосуточного контроля над своими акциями. Если бы в России было распространено хождение акций в документарной форме, проблема их сохранности решалась бы намного проще. При этом владелец ценных бумаг был бы спокоен, ведь нанятая им охрана постоянно несла бы дежурство около сейфа с акциями, а он сам мог бы в любой момент удостовериться в их сохранности, всего лишь открыв дверцу сейфа. Однако в наших условиях приходится обеспечивать сохранность акций совсем другими средствами.


Основные способы установления контроля над ценными бумагами таковы: скупка ценных бумаг, списание акций на основании судебного акта, хищение акций при помощи поддельных документов, манипуляция с реестром акционеров.


Одним из самых ярких заблуждений, относящихся к сфере слияний и поглощений, является мнение, согласно которому акционерные капиталы отечественных компаний всегда находятся под контролем определенных структур. Ничего подобного. До сих пор в России можно встретить компании, в которых не сформирован контрольный пакет акций. Что самое поразительное — руководители таких компаний почемуто считают себя их владельцами и очень сильно возмущаются, когда некие структуры начинают скупку акций. В данной ситуации руководителей простонапросто губит их собственная жадность, не позволяющая направить часть денежных средств на предварительную скупку акций. Разумеется, заканчивается это плачевно.


Корпоративные агрессоры получают информацию об акционерах, их местонахождении, принадлежащих им пакетах из нескольких источников. Вопервых, установив неформальные связи с представителями менеджмента компании, вполне реально добиться предоставления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров (он составляется перед каждым собранием акционеров и после проведения собрания хранится на предприятии); вовторых, если реестр акционеров ведется специализированной фирмойреестродержателем, можно попытаться договориться с ее руководством о предоставлении интересующих сведений (при этом необходимо помнить о незаконности подобных действий, что способно привести к аннулированию лицензии регистратора); и наконец, втретьих, информацию возможно получить из источников, близких к данному обществу (менеджмент, сами акционеры и т.д.).


Следует учитывать, что наиболее распространенным способом противодействия скупке акций является контрскупка. К тому же менеджмент компании, пользуясь неформальными методами, может оказать серьезное подспорье. Однако очень часто, получая информацию о начавшемся процессе, члены органов управления никак не могут решиться на встречную скупку, а решившись, довольно неохотно реагируют на повышение цены покупки со стороны агрессоров; разумеется, это в конечном итоге приводит к поражению обороняющейся группы акционеров.


Если акционеры не захотят реализовать принадлежащие им акции, обычно используется один из следующих приемов: выдача доверенности на представление интересов акционера на общих собраниях акционеров либо передача ценных бумаг в доверительное управление.


В первом случае акционер доверяет представлять его интересы физическому или юридическому лицу на общих собраниях акционеров. При этом необходимо учитывать, что максимальный срок действия доверенности — три года. Разумеется, для того чтобы убедить акционеров выдать доверенности, необходимо использовать различные средства (такие как агитация с помощью уважаемых на предприятии людей, денежные поощрения, статьи в местной прессе).


В практике проведения общих собраний акционеров имели место казусы, когда на участие в собрании претендовали несколько лиц, имеющих на руках надлежаще заверенные доверенности, выданные одним и тем же владельцем акций. Разумеется, при определении лица, имеющего право представлять интересы акционера, нельзя исходить из принципа «кто раньше пришел». В данном случае необходимо обращать внимание на дату выдачи доверенности — более поздняя из них и будет иметь юридическую силу.


Так, в одном из акционерных обществ имела место следующая история. В одно и то же время две противоборствующие группы акционеров провели общие собрания, на которых были избраны два разных генеральных директора. При этом и то и другое собрание представлялись их участникам абсолютно легитимными, ведь в каждом из них принимали участие владельцы более 50 % голосующих акций общества. Изза нежелания акционеров уступать друг другу применялись силовые методы решения конфликта, что негативно отражалось на репутации самой компании. На первый взгляд, подобная ситуация в принципе невозможна, тем не менее когда арбитражный суд начал рассматривать обстоятельства данного дела, было установлено, что у каждой из двух групп акционеров было сосредоточено равное количество голосующих акций (порядка 48 %), а у одного акционера находилось в собственности 4 % акций компании. Миноритарный акционер и спровоцировал конфликт, выдав доверенности на право голосования на общем собрании акционеров двум различным физическим лицам.


Как выход из сложившейся ситуации можно использовать и процедуру доверительного управления. В данном случае акционер (учредитель управления) передает в доверительное управление принадлежащие ему акции коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю (управляющему). Подобная передача оформляется договором доверительного управления. Необходимо отметить, что заключение договора возможно и при отсутствии у управляющего соответствующей лицензии. Это возможно, если доверительное управление связано только с осуществлением управляющим прав по ценным бумагам. Рассматриваемый договор заключается на срок не более пяти лет. Конечно же, акционер может отказаться от договора, однако в этом случае ему придется не только предупредить управляющего за три месяца до прекращения договора, но и выплатить последнему вознаграждение (таким образом, инициатору поглощения предоставляется время, чтобы скорректировать линию поведения в свете, например, массового прекращения договоров доверительного управления). Кроме того, доверительный управляющий может и обмануть своего подопечного, заявив, что он не имеет права распоряжаться акциями, хотя в тексте договора подобное право управляющего и будет предусмотрено.


Перипетии скупки ценных бумаг иллюстрирует случай на одном предприятии, расположенном в небольшом городе Центрального федерального округа. Акции компании «Х», занимающейся производством товаров народного потребления, были распределены следующим образом: 27 % принадлежали некой московской инвестиционной фирме, 23 % были распределены между менеджментом компании, 15 % находились в собственности регионального банка, оставшиеся акции равномерно распылены между акционерами — физическими лицами. Таким образом, предприятие контролировалось командой управления. Сторонний инвестор — фирма «Y» — решает приобрести контрольный пакет акций компании «Х», предварительно заручившись поддержкой «команды управления», прекрасно понимавшей, что перспективы компании без внешних инвестиций далеки от радужных. На первом этапе инвестиционного проекта фирмой «Y» приобретается пакет акций, принадлежащий банку (значительную помощь в ведении переговоров оказал именно менеджмент компании «Х»). Следующей задачей было проведение скупки акций у физических лиц, однако здесь возникло неожиданное препятствие в лице московской инвестиционной фирмы, также решившей провести массовую скупку акций с целью доведения своего пакета до контрольного и последующей его продажи фирме «Y» за весьма существенную цену. Самое главное преимущество московской фирмы состояло в обладании достаточно крупным пакетом акций: для достижения поставленной цели требовалось купить чуть больше 23 % акций компании, для фирмы «Y» эта цифра была значительно больше, а на продажу акций, принадлежащих «команде управления», рассчитывать не приходилось — осторожные менеджеры были согласны продать не более 10 % акций и только в том случае, если фирма аккумулирует не менее 40 % акций. Казалось бы, все шло к поражению фирмы «Y», однако этого не произошло. Причиной тому стала помощь именно «команды управления» предприятия: до акционеров физических лиц было доведено мнение генерального директора — продавать акции фирме «Y» и никому другому. Результат превзошел все ожидания — всего лишь за одну неделю фирма «Y» приобрела 30 % акций, а ее конкуренты не смогли увеличить свой пакет и на 1 %.


Чаще всего судебные акты — решения и определения — применяются как способ получения контроля над ценными бумагами компании в том случае, когда необходимо установить контроль над предприятием. В последнее время благодаря целенаправленной государственной политике все меньше стало появляться т. н. заказных судебных решений. Однако акты судебных органов не потеряли своей актуальности в качестве способа установления контроля над компанией.
Об использовании поддельных документов пойдет речь чуть ниже в настоящем разделе, сейчас же хотелось бы сказать несколько слов о манипуляции с реестром акционеров. Как известно, именно выписки из реестра акционеров и подтверждают факт участия того или иного лица в уставном капитале акционерного общества. Разумеется, у корпоративных агрессоров велико искушение, получив доступ к системе ведения реестра, использовать ее в своих интересах.


Рассмотрим следующий случай, произошедший в одном из городов Центральной России в 2002 году. Некое акционерное общество занималось производством вспомогательного оборудования, применяемого при изготовлении вооружений для Военноморского флота России. В ходе приватизации государство реализовало все принадлежащие ему акции, оставив за собой лишь специальное право по управлению предприятием — «золотую акцию». На протяжении 90-х годов XX столетия команда управленцев этого акционерного общества кропотливо приобретала акции предприятия. К началу описываемых событий топменеджерам удалось сконцентрировать в своих руках порядка 70 % акций компании. Оставшиеся акции принадлежали нескольким никак не связанным между собой юридическим лицам и целому ряду бывших работников компании. (СНОСКА 1 Золотая акция — специальное право на участие Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в управлении акционерным обществом.)


В связи с тем что продукция предприятия постепенно становилась востребованной на рынке, к акционерному обществу стали проявлять интерес различные структуры, намеревавшиеся осуществлять полный контроль над предприятием.


Одна инвестиционная компания, заручившись поддержкой миноритарного акционера компании, добилась судебного решения по передаче системы ведения реестра акционеров общества подконтрольной ей компаниирегистратору. Старый реестродержатель отказался передавать реестр акционеров новому регистратору на основании того, что собственники компании попытались обжаловать судебное решение. Невзирая на полученный отказ, новоявленный реестродержатель самостоятельно начал вести реестр акционеров промышленного предприятия, воспользовавшись ксерокопией списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров.


В скором времени атакующая сторона инициировала проведение общего собрания акционеров, причем, согласно списку лиц, имеющих право на участие в собрании, ей принадлежало ни много ни мало 65 % голосующих акций общества. На проведенном собрании были не только избраны новые члены совета директоров, но и назначен новый генеральный директор компании.
На протяжении недели после проведенного «собрания» местные, а также некоторые центральные издания знакомили читателей с производственными планами вновь избранной команды управленцев. Новый генеральный директор даже пытался приступить к исполнению своих обязанностей, однако охрана компании не пустила его на территорию предприятия; разумеется, самозванца сопровождали представители телевидения, которые и показали тем же вечером сюжет о «корпоративном беспределе», творящемся в компании.


Само собой ясно, что настоящий генеральный директор не мог спокойно наблюдать за тем, что творится вокруг возглавляемой им компании. К тому же ему стали поступать звонки от контрагентов, которые просили разъяснить им, что происходит на предприятии и кто является реальным руководителем компании. Более того, конфликтом заинтересовались даже в Министерстве обороны.


Пытаясь перехватить инициативу, генеральный директор согласился на диалог с фальшивым директором в прямом эфире студии местного телевидения. К сожалению, являясь импульсивным человеком и не очень хорошим оратором, настоящий директор проиграл словесную дискуссию со своим оппонентом. К тому же под конец передачи его противник в качестве доказательства своей правоты показал выписку из реестра акционеров, согласно которой «новые собственники» компании владели 65 % акций предприятия. Настоящий же директор не догадался захватить документы, подтверждающие притязания его команды на управление обществом. Вот тутто и произошел настоящий скандал — прежний руководитель компании под объективами телекамер выхватил у самозванца выписку и порвал ее, победно возвестив о том, что наконецто справедливость восторжествовала.


Данный факт крайне негативно был воспринят не только телезрителями, но и чиновниками из областной администрации и Министерства обороны. В результате компания не смогла выиграть ближайший тендер на заключение крайне выгодного для нее контракта. К сожалению, предприятие остро нуждалось в денежных средствах, которые планировалось получить от заключения этого контракта. Это привело к возбуждению против компании процедуры несостоятельности (банкротства); и стоит ли говорить, что этот процесс осуществлялся под негласным контролем инвестиционной компании, верно выстроившей стратегию захвата предприятия.


В то же время двойные реестры и органы управления могут быть использованы не только для психологического давления на обороняющихся, но и в качестве отвлекающего маневра, заставляющего собственников тратить значительные силы и средства, в то время как основной удар по компании наносится совершенно с другого направления.


В 2000 году на Дальнем Востоке серьезную огласку получила история, связанная с корпоративным захватом одного градообразующего предприятия. Собственник компании (он же генеральный директор) контролировал порядка 40 % акций хозяйственного общества. Еще 40 % акций компании находилось в федеральной собственности. Остальные акции небольшими долями распределялись между мелкими акционерами. Данная ситуация позволяла генеральному директору, заручившись поддержкой представителя государства, без труда принимать решения по текущим вопросам деятельности компании.


Действия атакующей стороны начались по стандартному сценарию — была предпринята попытка массовой скупки ценных бумаг, находящихся в собственности у физических лиц. Менеджмент компании молниеносно отреагировал на произошедшее, начав разъяснительную кампанию среди владельцев акций. Именно благодаря этому атакующей стороне удалось приобрести лишь немногим более 11 % акций. Некоторое время спустя к реестродержателю общества обратились судебные приставы с требованием об изъятии реестра акционеров и передачи его регистратору, находящемуся в городе Иваново, на том основании, что акционер общества, проживающий в этом регионе, не может продать свои акции в связи с удаленностью регистратора!!!


Реестродержатель, разумеется, передал приставам распечатанный вариант реестра, однако не стал прекращать вести реестр компании.
После визита приставов стало известно, что в том же городе Иваново планируется проведение общего собрания акционеров, на котором будет избираться новый состав совета директоров и генеральный директор. Приглашение принять участие в общем собрании акционеров было направлено и генеральному директору компании, однако в присланных ему бюллетенях количество принадлежащих ему акций почемуто уменьшилось в 10 раз. Генеральный директор решил самостоятельно разобраться с организаторами собрания и срочно вылетел в Иваново. Однако, уже прибыв в город ткачей, он узнал, что адреса, указанного в извещении акционеру, — Каракалпакский переулок, д. 1 — не существует.


Позвонив своему заместителю на Дальний Восток, он узнал, что местные газеты опубликовали материал об уже состоявшемся общем собрании акционеров, на котором были переизбраны и члены совета директоров, и генеральный директор. Более того, по сведениям одного издания, в самое ближайшее время должна состояться встреча губернатора края с вновь избранным руководителем предприятия.


Разумеется, все силы настоящего генерального директора были направлены на нейтрализацию деятельности самозванца. Битвы с агрессором продолжались три месяца. В конечном итоге обороняющаяся сторона, выиграв несколько судов, добилась передачи реестра первоначальному регистратору. При этом решения фальшивых органов управления были признаны недействительными. Казалось бы, атака захлебнулась, но это было далеко не так.


Пока генеральный директор летал между Иваново и Дальним Востоком, забыв о своих московских покровителях, атакующая сторона активно «обрабатывала» нужных чиновников в Министерстве имущественных отношений и ряде других ведомств. В результате чего государственный пакет акций был продан компанииагрессору не на открытых торгах, а при помощи комиссионной продажи. Таким образом, вместе с уже имеющимися ценными бумагами агрессор заполучил 51 % голосующих акций компании.


Оценить статью
 
 
Оставить комментарий
Имя:
Комментарий:

Последние статьи

Ваш логин

Пароль

Регистрация